Восстановление щитовидной железы: Руководство для пациентов

Аутоиммунный тиреоидит — приговор или обратимое состояние?

Как-то однажды ко мне на прием пришла врач-терапевт. Запомнилось ее тревожное состояние. Она была очень обеспокоена выявленным у нее «серьезнейшим заболеванием» под названием «аутоиммунный тиреоидит». От нее исходила беспомощность. Это был тот случай, когда профессия не помогает, а усугубляет. Ее знания о «сложностях» лечения и бесперспективности восстановления продолжали, подобно якорю, удерживать ее в рамках обреченности.

Еще недавно она была уверена в себе. Вероятно, принимала своих пациентов, привычно измеряя им артериальное давление и прописывая что-либо из бэтаблокаторов.

Но выявленные изменения в крови повергли ее в своеобразное шоковое состояние. Она перестала быть врачом. Передо мной сидела не специалист с высшим медицинским образованием, а обычная пациентка.

И тогда, и сейчас я не перестаю придерживаться мнения о том, что беседа со специалистом той области, на тему которой ведется разговор, гораздо проще, чем с человеком малосведущим. Почему-то, все еще думаю, что врач может понять врача с полуслова. Иногда это действительно так, но, как оказывается, далеко не всегда и не во всем.

Моя врач-пациент, побывав до меня на приеме у эндокринолога поликлиники и перечитав руководства по заболеваниям щитовидной железы, категорически считала свое нынешнее положение кризисным. Она просто не могла представить себе, что содержание учебников и руководств — не канонизированная истина. Это всего лишь изложение современного понимания особенностей патологического процесса группой врачей, к которой принадлежат и авторы этих книг.

Почему же так происходит? Дело в том, что мы находимся в своеобразном плену у главной своей иллюзии. Нам представляется, что современные знания являются вершиной достижений человечества. Конечно, мы ожидаем от будущего несбыточных на сегодня чудес, но все также обращаем свой взгляд в современность. В ней мы видим свою стабильность и опору. Поэтому современные взгляды и мнения так для нас ценны. Вместе с тем, и наши ориентиры на представления авторитетных специалистов (в чем-то помогая) все еще ограничивают нас.

Так почему же была встревожена пришедшая ко мне на прием пациентка-врач? В чем заключаются «опасности» аутоиммунного тиреоидита? Что это вообще за болезнь и излечима ли она?

Начнем с истории

В 1912 г. доктор Хасимото опубликовал статью, в которой на примере четырех своих пациентов описал признаки заболевания, которое через некоторое время стали называть «тиреоидит Хасимото». Конечно, лабораторные технологии начала прошлого века значительно отличались от тех, что сложились через пятьдесят лет, и, тем более, современных. В то время Хасимото исследовал строение щитовидной железы с помощью микроскопа (гистологически) и выявил у некоторых больных характерные изменения. И только позже, в 1956 году, у пациентов с тиреоидитом Хасимото в крови были выявлены антитела к ткани щитовидной железы. Почти тогда и появился синоним тиреоидита Хасимото — аутоиммунный тиреоидит.

С того времени настал новый расцвет лабораторных возможностей. И сегодня, вооружившись компьютерными, оптическими и, так называемыми, нанотехнологиями, мы стремимся разобраться в хитросплетениях огромного количества биохимических процессов. Почему-то нам кажется, что так возможно подобраться к пониманию причин заболеваний. При этом только лишь осознаем потребность в общем закономерностном взгляде на это множество частностей.

Но вернемся к тиреоидиту. И, прежде всего, уточним то, что скрывается за этим словом.

Почему тиреоидит? Почему аутоиммунный?

Так что же означают эти загадочные термины? Слово «аутоиммунный» можно представить как составное. Приставка «ауто-» означает «собственный», слово «иммунный» указывает на отношение к иммунной системе. Иначе говоря, «аутоиммунный» — значит вызванный или как-то связанный с иммунной системой своего организма.

Слово «тиреоидит» также составное. Окончание «-ит» указывает на воспаление. Например, бронхит — воспаление бронхов, аппендицит — воспаление аппендикса. Корень «тирео-» следует воспринимать как что-то относящееся к щитовидной железе, которая по латыни читается в транскрипции как гляндуля тироидеа (glandula thyroidea — железа щитовидная). Поэтому слово «тиреоидит» означает воспаление щитовидной железы. Но не пугайтесь! Описываемое состояние весьма мало напоминает процесс воспаления. К тому же, при хроническом «аутоиммунном тиреоидите» в лечении не используют противовоспалительных препаратов.

Воспаление без воспаления?

С древних времен все врачи знакомы с пятью признаками воспаления. Это простые и легко определяемые без специальных приборов признаки: покраснение, повышение температуры, боль, нарушение функции и отечность. Чем ближе к поверхности тела находится очаг воспаления, тем выраженнее эти проявления. Чем глубже расположено воспаление, тем менее оно заметно. Иногда только два признака воспаления (боль и нарушение функции) заставляют и пациента, и врача обращать на себя внимание.

Щитовидная железа находится сравнительно поверхностно. Это единственный эндокринный орган, который возможно легко и точно пропальпировать. И при этом оценить его величину, плотность, подвижность и даже выявить узлы, если их диаметр больше сантиметра. Такое расположение железы позволяет гораздо легче определять присутствие в ней воспалительного процесса, чем, например, по отношению к поджелудочной железе или желчному пузырю. Поэтому признаки воспаления щитовидной железы гораздо заметнее. Но, как ни странно, при аутоиммунном тиреоидите эти признаки практически отсутствуют.

Как-то ко мне на консультацию родители привели свою 17-летнюю дочь. Войдя втроем в кабинет, они, конечно же, расселись в соответствии со своим психологическим настроем. Отец молодой пациентки занял наблюдательную позицию подальше от стола. Ее мама поначалу подсела к моему столу, заняв то место, куда чаще всего садятся пациенты. Уже только это говорило о ее намерении повести «серьезный разговор о серьезном заболевании». И действительно, чуть позже она начала с вопроса о том, смогу ли я помочь при такой неизлечимой болезни. Но, несмотря на то, что мне пришлось поменять местами маму и дочь, я преимущественно обращал свои разъяснения к маме пациентки, чем к ней самой.

Оказалось, что до обращения ко мне они обследовали свою дочь и побывали в Эндокринологическом научном центре РАМН, где им рассказали о необходимости длительного приема гормональных препаратов, опасностях аутоиммунного процесса и о неопределенности восстановления. Но большее беспокойство у родителей пациентки вызывало воспаление щитовидной железы дочери.

Прежде чем ответить на вопросы мамы пациентки (папа авторитетно молчал) я ознакомился с клиническими особенностями этого случая. Не без помощи мамы расспросил пациентку, изучил результаты обследования (анализ крови, УЗИ щитовидной железы, цитологический анализ и пр.), провел собственную врачебную и термографическую диагностику. В результате пришел к выводу, что силы щитовидной железы частично истощены: у пациентки наблюдался субклинический гипотиреоз и аутоиммунный тиреоидит. Что же, конечно, печально, когда заболевание развивается в молодые годы, и это вполне объясняет обеспокоенность родителей.

Действительно, мои коллеги из научного центра были правы в том, что функциональная способность щитовидной железы у этой 17-летней пациентки ослабла. Возможно прогрессирование ухудшения и бездействовать нельзя.

Но существует одно важное отличие во взглядах на этот и подобные клинические случаи. Это отличие заключается в односторонности представления о процессах в щитовидной железе и выборе лечения. К сожалению, в научных кругах преобладает понимание деятельности щитовидной железы только с позиции гормонов. Соответственно этому, в лечении доминирует принцип назначения или убавления этих гормональных веществ. Такое однополярное представление о патологическом процессе в щитовидной железе исключает восприятие этого эндокринного органа в единой связи со всем организмом. Получается как в пословице: «За деревьями не видно леса».

Парадокс заключается в следующем. Известно о единстве всех органов и систем. Но изменения в щитовидной железе считают только ее собственной болезнью. Или включают в круг основных участников патологического процесса ограниченное количество биологических систем или явлений. Нарпример, только иммунную систему. Остальное обычно считается следствием, не играющим ведущей роли в основе заболевания..

При этом, не все признаки болезни «вписываются» в авторитетное понимание природы заболевания. Их не замечают… для удобства.

Отсюда результат. Распространенный в академической медицине взгляд на аутоиммунный тиреоидит позволил врачу, консультировавшему родителей этой юной пациентки, говорить о воспалении щитовидной железы, постепенном истощении и гибели ее клеток.

Безусловно, мне пришлось рассказать маме и ее дочери о сущности этого состояния и возможности излечения. Но улыбка на лице мамы появилась только после того, как после первого и особенно после второго курса лечения анализ крови показал улучшение деятельности щитовидной железы (восстановление гормона ТТГ) и уменьшение «признака воспаления» (значительного уменьшения антител). Что же касается самой пациентки, то ее отношение к своему состоянию и всему лечению осталось почти без изменения. Ее интересовало совсем другое: подруги, друзья, дискотека, поездка на отдых, увлечение роликами и многие другие интересные события жизни. Думаю, это нормально. Наверно, в ее годы я тоже не стремился бы лечиться. Тем более, что ничего не болит. А усталость и периодические приступы слабости — ерунда. Наверно, от усердия в учебе.

Почему же для обозначения «неполноценного» воспаления в железе употребляют термин «аутоиммунный тиреоидит»? Дело в том, что воспаление — это защитный процесс, в котором принимают участие клетки иммунной системы.

Именно эти клетки выделяют различные вещества, которые способствуют появлению признаков воспаления. И поскольку в ткани железы при «аутоиммунном тиреоидите» выявляют иммунные клетки (лимфоциты), то это состояние было классификационно отнесено к воспалению.

В щитовидной железе действительно может развиваться воспаление. Этому, например, способствует бактериальная или вирусная инфекция, оказывающая повреждающее влияние на ткань железы. В этом случае развивается истинное воспаление, которое в зависимости от выраженности и ряда признаков называется «острым тиреоидитом» или «подострым тиреоидитом». Этот процесс характеризуется не только отдельными частными признаками воспаления, такими как присутствие лимфоцитов в ткани щитовидной железы, но и остальными обязательными проявлениями. Именно при остром тиреоидите область щитовидной железы может быть отечна, иметь повышенную температуру и болезненность. Именно при этих формах тиреоидитов назначаются противовоспалительные средства.

В медицине, как и в других науках, все «раскладывается на полочки»: классифицируется. Над этим работают отдельные авторы или большие коллективы специалистов. На группы и подгруппы разделяют многое: болезни (!), лекарства, физиопрецедуры, способы лечения, специализации и пр. Основная задача классификации болезней заключается в упрощении и удобстве ориентации во множестве патологических состояний. Все классификации периодически изменяются. По ним можно проследить саму историю медицины.

Согласно международной классификации, тиреоидиты подразделяют на острые, подострые и хронические. К последним и относят аутоиммунный тиреоидит. Логика разработчиков классификации проста: если есть острое воспаление, то должно быть и хроническое, тогда пусть этим хроническим процессом будет аутоиммунный тиреоидит. Тем более, что он имеет один из явных лабораторных признаков воспаления. В результате такая «удобная» классификация и ограничивает умы специалистов.

Таким образом, аутоиммунный тиреоидит характеризуется лишь некоторыми признаками воспалительного характера и сводится к выделению клетками иммунной системы (лимфоцитами) специфических для щитовидной железы антител.

Воспаление без воспаления — 2

Часто в интернете вы сможете найти такое сообщение:

«Помогите! Чем лечиться? У меня хронический аутоиммунный тиреоидит. Идет воспаление щитовидки. Гормоны ТТГ-1,82; Т3 -1,4; Т4 -140. Симптомы: тремор верхних конечностей, давящая боль в области шеи, головная боль, отеки на лице, тошнота, тахикардия, очень сильная слабость. Чем лечиться? Чем снять воспаление?

Результаты УЗИ:

ПРАВАЯ ДОЛЯ — 4,6x1,2x1,6 мм (V 4,4 см3),

ЛЕВАЯ ДОЛЯ — 4,4 xl, 1 х1,4 мм (V 3,2 см3)

Перешеек 4 мм, (V общ. 7,6 см3)

Контуры нечеткие, неровные. Локальная деформация: нет. Эхоструктура: умеренно диффузно неоднородная. Эхогенность: понижена. Степень изменения эхогенности: умеренная. Васкуляризация: не усилена. Очаговые образования: нет. Регионарные л/узлы: не лоцируются.

Заключение: ультразвуковая картина хронического аутоиммунного тиреоидита.

Эндокринолог сказал, что ничего не нужно, в пищу употреблять йодированную соль, на ночь пить беллатаминал. Только от этого мне лучше не стало».

В этом письме пациентки жирным шрифтом я специально выделил более важную информацию. Все начинается с обращения о помощи! Действительно, судя по содержанию письма, врач рассказал пациентке о том, что у нее обнаружили признаки аутоиммунного тиреоидита (это подтверждает УЗИ). И поскольку слово «воспаление» повторяется, и на него обращено основное внимание («Чем снять воспаление?»), то нет сомнений в том, что врач-эндокринолог специально акцентировал внимание пациентки на воспалительном характере изменений в щитовидной железе. И при этом, заметьте, назначил препарат, который никак не влияет на причины жалоб, перечисленных в письме. А проявления эти вызваны изменением состояния важных нервных центров.

Это пример того, как некоторые мои коллеги вносят панику в умы пациентов. Удивительно! Врач говорит о воспалении, пациентка выражает обеспокоенность этим, современная медицина имеет достаточно средств и возможностей для противовоспалительного лечения, и при этом никаких противовоспалительных мероприятий не проводится: «Эндокринолог сказал, что ничего не нужно…

В чем же заключается такое несоответствие? С одной стороны врачи побуждают пациентов к панике, рассказывая им о неумолимом воспалении в железе. С другой стороны, не предпринимают никаких прямых противовоспалительных действий. Может быть потому, что в темной комнате нет черной кошки? И темнота в ней — лишь из-за неблагоприятных условий? И нужно только открыть окно или включить свет?

Это действительно так! Стоит только улучшить условия для щитовидной железы, как тут же загадочное «воспаление» куда-то исчезает. Уменьшается количество антител в крови, восстанавливается ткань железы. И это наблюдает на практике огромное количество врачей, но все также упрямо твердят о воспалении и необратимости. Все также настоятельно внушают пациентам фатальность их состояния, опираясь на довлеющий авторитет современных медицинских теорий.

«Российская мифология вокруг аутоиммунного тиреоидита» или «История повторяется?»

В детстве, когда мне было где-то девять или десять лет, я зачитывался книгой «Русские сказки». Помню, любил читать рассказы о подвигах русских моряков на море. А немного позже, в книжно-дефицитные годы Советского Союза, мне удалось купить и прочесть «Мифы и легенды древней Греции».

Вы знаете, что такое мифы? Откуда они берутся? Помните мифы об обустройстве нашего мира?

Миф — это вымысел. Миф — это часто красивое, сказочное, но наивное представление об устройстве нашего мира.

Вы думаете, что сказки ушли в прошлое? Что вместе с древней Грецией и мифами, возникшими в тот период, ушло в небытие и наше человеческое качество, порождающее иллюзии «научного» понимания явлений Природы?

Увы, к сожалению, «мы слепы в своей современности», как писал профессор Л. Г. Чижевский!

Все также, как и много лет назад, мы открыты для мифов. Мы их создаем и поддерживаем. Иногда, огорчаемся утраченным иллюзиям. Почти как окончанию интересной книги или фильма. А некоторые даже воинственно защищают свои любимые сказки.

В 2001 году в журнале доказательной медицины для практикующих врачей «Consilium medicum» вышла статья «Мифы отечественной тиреоидологии и аутоиммунный тиреоидит». Авторы — главные ведущие специалисты академической медицины в области заболеваний щитовидной железы. Это первые лица в официальной государственной эндокринологии. Хранители и корректоры догматических знаний.

Если вас заинтересовала тема аутоиммунного тиреоидита, то рекомендую прочесть и эту статью.

Безусловно, она написана для врачей. Но неужели вам не интересно заглянуть в мир врачебных тайн? Я вновь приглашаю вас в «зазеркалье».

Разъяснение терминов, использованных в этой статье, вы сможете найти в этой книге. Вот, например, некоторые из них:

  • иммуносупрессивный — подавляющий иммунную реакцию; здесь имеется ввиду снижение выделения антител;
  • эутиреоз — уровень гормонов щитовидной железы по анализу крови в пределах границ «нормы»;
  • тироксин — гормон щитовидной железы (Т4);
  • левотироксин — препарат на основе гормонов щитовидной железы;
  • per os — через рот (так врачи обозначают путь введения препарата);
  • АИТ — аббревиатура аутоиммунного тиреоидита.

Мне понравилась ориентация статьи «Мифы отечественной тиреоидологии и аутоиммунный тиреоидит». Авторы удачно решились повторить литературный опыт. «Мифы и реальность» — это, по-видимому, вечная тема в медицинской науке.

Вы, наверно, удивитесь, но авторы статьи многократно и по-разному пишут об одном — отечественные специалисты не знают сущности аутоиммунного тиреоидита! Не понимают, что это за состояние, его причин и следствий! Не умеют правильно диагностировать и лечить!

Вот, например, цитата из этой публикации: «Всякому лектору, изъявившему намерение пообщаться с отечественной аудиторией врачей-эндокринологов по тематике любого из заболеваний щитовидной железы, следует быть готовым к тому, что основные вопросы аудитории будут касаться почти исключительно различных аспектов диагностики и лечения АИТ».

Вы понимаете, почему так происходит?

Антитела — месть собственному организму?

Современный диагноз «аутоиммунный тиреоидит» устанавливается на основании всего двух признаков: повышения количества антител (к тиреопероксидазе или тиреоглобулину) в крови и увеличения количества соединительной ткани в щитовидной железе. Очень упрощенно можно сказать, что все изменение в щитовидной железе при аутоиммунном тиреоидите сводится к действию антител на клетки железы.

Общая патология человека
Общая патология человека

Справка:

  • патогенез — развитие заболевания;
  • этиологический — причинностный.

Антитела представляют собой химические вещества, которые вырабатывают клетки иммунной системы (лимфоциты). Считается, что при аутоиммунном тиреоидите антитела способствуют повреждению ткани щитовидной железы. Количество ее клеток при этом уменьшается, а прослойка между клетками (из соединительной ткани) увеличивается. Это наиболее распространенное мнение.

Такое понимание агрессивности антител к клеткам собственной щитовидной железы выражается даже в терминах, введенных врачами в свой лексикон. Например, антитела к ткани щитовидной железы называют «антитиреоидными» (т. е. направленными против щитовидной железы) и «цитотоксическими» (т. е. разрушающими клетки). Эта точка зрения сегодня доминирует. Ее излагают в руководствах и преподают в институтах усовершенствования врачей. Так что же после этого может сказать врач пациенту об аутоиммунном тиреоидите?

Вот так. Оказывается, Природа, создавая организм и совершенствуя его устойчивость ко множеству агрессивных влияний, дала сбой. Создала аутоиммунный механизм самоповреждения. Но зачем?

Или это мы, люди, пытаясь разгадать язык Природы, интерпретируем факты в угоду себе? Что Вы ответите? Вы готовы быть честными сами с собой?

Не спешите с ответом. Не забывайте, что история человечества изобилует примерами самообмана.

Всего лишь несколько сот лет назад врачи отчаянно выпускали из пациентов «дурную» кровь. Научный медицинский совет того времени мог лишить звания врача любого, опровергавшего канонические воззрения такой практики.

Во времена А. П. Чехова при изжоге рекомендовали употребление соды. А сейчас об обманчивости такого «лечения» знает почти каждый студент медицинского ВУЗа.

В моем детстве при повышении температуры из-за переохлаждения врачи стремились снижать ее до 36,6 градусов. Вы знаете, почему в таких случаях сейчас рекомендуют придерживаться 38-градусной отметки? Верно, это помощь в восстановлении. Организм сам пытается повысить температуру. Активизировать на борьбу с заболеванием свои биохимические процессы и губительно влиять на вредоносные вирусы и бактерии.

Что же изменилось за последние 30–40 лет в понимании значения повышения температуры тела? Организм человека или «научный» взгляд? Что стало вымыслом? Природа или наша оценка проявлений Природы?

Так что же такое антитела? Враги или друзья? Польза или вред?

Вообще, антитела нужны организму. Они могут вырабатываться к любым собственным и чужеродным (поступившим в организм) веществам, которые рассматриваются ими как вредоносные. И главной их задачей, как, впрочем, и задачей иммунной системы, к которой относятся антитела, является Защита организма.

Но сами антитела не повреждают клетки! Они обладают способностью только лишь блокировать (т. е. ограничивать) деятельность клеток.

Секрет аутоиммунного тиреоидита прост. Щитовидная железа избыточно трудится над выработкой гормонов. Ее клетки перенапряжены. Через некоторое время истощившиеся от работы клетки погибают. Процесс гибели клеток преобладает над их возрождением.

Но поскольку железа важна, поскольку без ее гормонов невозможно прожить ни дня, то ее организм оберегает. Но бережет ее только так, как способен: организм выделяет антитела, которые запрещают клеткам работать.

Можно сказать иначе. Антитела защищают клетки щитовидной железы от истощения и гибели, сохраняя их как необходимый минимум. Для жизни. А конкретнее, для жизнедеятельности всех прочих клеток организма.

Расскажу об одной из своих пациенток, обратившейся ко мне в связи с аутоиммунным тиреоидитом. Прежде чем решиться лечиться у меня, она обошла несколько врачей. Обычно это происходило так. Ее знакомые, имевшие неприятности с щитовидной железой, рекомендовали специалиста. Она консультировалась у него. Но что-то ее не устраивало. В итоге она приняла решение. Мы начали лечение.

Оказалось, что ее устроили два обстоятельства. Рациональность во взгляде на заболевание и отсутствие вредоносности в лечебном процессе.

В период лечения всегда приходится знакомиться с пациентом не только с телесной, но и с его психологической, а, иногда, даже духовной стороны. Это важно.

Пациентка обладала аналитическим складом ума. Ей легко давалась систематизация сведений. Видимо, поэтому она была гармонична и со своей работой на должности главного бухгалтера. И поэтому ей было проще наблюдать за результатами лечения.

Первоначально обращали внимание три критерия. Высокий уровень антител в крови, изменения ткани щитовидной железы и признаки функциональной слабости щитовидной железы (т. е. гипотиреоз). Ведущим диагнозом был аутоиммунный тиреоидит. Все это крайне не нравилось моим коллегам из других медицинских учреждений, обследовавшим пациентку до меня.

Судя по их пессимистичному, со слов пациентки, отношению к заболеванию и их записям-рекомендациям, складывалось представление о том, что надеяться на какой-либо благополучный исход просто не приходилось. По мнению большинства специалистов, которых посетила до меня эта пациентка, впереди ее ожидал многолетний прием гормональных препаратов и вероятность необратимых изменений ткани щитовидной железы.

Итак, мы начали лечение. Помимо процедур в клинике, и обычного соблюдения рекомендаций, пациентка выполняла некоторые из назначений с особой настойчивостью. После каждого лечебного курса мы контролировали уровень гормонов и антител. Сравнивали результаты УЗИ. И вместе радовались постепенному улучшению всех показателей крови. На протяжении первых трех курсов уменьшалось количество антител, восстанавливалась выработка гормонов щитовидной железой, уменьшался уровень ТТГ. А после четвертого курса врач-сонолог из госпиталя Бурденко, контролировавший состояние щитовидной железы с помощью УЗИ, высказала ей следующее: «Теперь у Вас с щитовидной железой почти все в порядке. Состояние ткани железы практически восстановилось. Прежней неоднородности нет. И если у Вас так получилось с щитовидной железой, то теперь следует такие же лечебные усилия перенести на поджелудочную железу».

Через полтора года после проведенного лечения мы провели контрольное обследование. Самочувствие было хорошим. Прежние беспокойства прошли. Уровень антител не превышал нормы. Это, безусловно, радовало. Но самое интересное было в другом. Ультразвуковое исследование показывало стабильное улучшение состояния ткани щитовидной железы! Утилизировались участки фиброза (соединительной ткани) и регенерировали фолликулы!

Подобных примеров не мало. И каждый из них демонстрирует обратимость аутоиммунного процесса не только по отношению к выработке антител, но и к восстановлению структуры щитовидной железы.

Так почему же антитела к щитовидной железе так себя ведут? От чего зависит увеличение и уменьшение их количества? Почему обратимо то, что считается необратимым?

Надеюсь, что Вам также, как и мне в свое время, интересно получить ответы на эти вопросы. Поэтому предлагаю рассмотреть две версии развития аутоиммунного тиреоидита и сопоставить их с реальными медицинскими фактами.

Сейчас эти две гипотезы напоминают мне эпизод из советского мультфильма про двоечника, попавшего в волшебную страну «Невыученных уроков». В этой стране, под страхом казни, маленькому невежде предложили самому решить свою участь, поставив запятую в предложении: «Казнить нельзя помиловать».

Вот и я предлагаю Вам проанализировать эти две гипотезы и решить для себя аналогичную задачу.

Две гипотезы развития аутоиммунного тиреоидита

В России, как и большинстве стран мира, распространена гипотеза об агрессии антител по отношению к щитовидной железе. Пациенты постоянно приносят ко мне от других специалистов свои опасения за состояние щитовидной железы.

— Я был на УЗИ, и врач-узист сказал мне, что моя щитовидка увеличится, и придется делать операцию, — сообщила мне одна из пациенток.

— Что же делать? — обреченно спросила другая пациентка. — Мне сказали, что скоро антитела убьют все клетки щитовидной железы.

Действительно ли это так? Попробуем сопоставить факты, находящиеся в основе двух гипотез о развитии аутоиммунного процесса в щитовидной железе. Для этого рассмотрим все аргументы, свидетельствующие за и против двух гипотез (таблица 1).

Итак, как вы видите из таблицы, все факты (данные практических наблюдений) свидетельствуют против агрессивности антител, в пользу их защитного влияния. Безусловно, эта защита иммунной системы своеобразна. Но об этом вы уже знаете.

Мне вспомнилась пьеса «Голый король», Евгения Шварца. Помните, как короля специально вводят в заблуждение его придворные, а подчиненные ему министры, солдаты и народ стараются не замечать его наготы? Как они расхваливают несуществующие одежды на его обнаженном теле? И вдруг, маленький мальчик, далекий от придворной лести удивленно восклицает: «… а ведь он голый!».

Таблица 1. Сопоставление двух гипотез о сущности аутоиммунного процесса в щитовидной железе.

Факты («За» или «Против» гипотезы)Гипотеза агрессивного влиянияГипотеза защитного действия
Антитела не повреждают клетки железы, а лишь временно блокируют в них некоторые веществаПротивЗа
Антитела привлекают клетки иммунной системы, утилизирующие разрушенные от перегрузки и истощения элементы фолликулов щитовидной железыПротивЗа
Клетки щитовидной железы могут погибать (апоптоз), но не от прямого повреждения антителами, а от продолжительной защитной блокировки биохимических процессов в клеткахПротивЗа
Аутоиммунный процесс обратим: количество антител уменьшается по мере улучшения деятельности щитовидной железыПротивЗа
После устранения избыточной функциональной нагрузки на щитовидную железу, антитела к ткани железы не выявляют многие годыПротивЗа
Антитела не провоцируют воспаления в щитовидной железеПротивЗа
Не у всех пациентов с увеличенным уровнем антител повреждается ткань щитовидной железыПротивЗа
Экспериментальный аутоиммунный тиреоидит развивается лишь у части иммунизированных антигеном животныхПротивЗа
Изменения от экспериментального аутоиммунного тиреоидита у животных через некоторое время подвергаются обратному развитиюПротивЗа
Отсутствует прямое соответствие между количеством антител и изменениями в фолликулах и клетках щитовидной железыПротивЗа
Устойчивая обратимость аутоиммунного процесса свидетельствует об отсутствии прямой генетическойНезависимый фактНезависимый факт

Неужели и в случае с аутоиммунным тиреоидитом, воспаление и агрессивность антител к щитовидной железе стали такой же удобной одеждой?

«Король голый»? Да!

При тиреоидном аутоиммунном процессе в щитовидной железе нет воспаления, как нет и агрессии, со стороны антител. Я знаю, что это именно так! И беру на себя ответственность уверенно утверждать это!

Обратите свое внимание на последнюю строку таблицы. Оказывается, аутоиммунный тиреоидит — это вовсе не обязательно наследуемое состояние. После излечения антитела уменьшаются до значений нормы. А по мере укрепления организма, эта норма поддерживается многие годы. Это характерно для наследственных заболеваний? Что же такое наследственная предрасположенность и наследственная болезнь? Предлагаю вам это выяснить, прочитав следующий раздел книги.

Пожалуйста, оцените статью:
1 звезда 2 звезды 3 звезды 4 звезды 5 звезд
Оценок: 17
Загрузка...
  1. Никто еще не оставил комментариев – станьте первым!
Добавить комментарий

Введите цифры изображенные на картинке

Даю согласие на обработку моих персональных данных.